о том, как я оказался между раем и адом. продолжение

Жена начала периодические поездки в соседний город на сеансы, чёрт побери, экзорцизма. Приезжала она всегда вымотанная и угнетенная. Я, будучи далеко не самым верующим человеком, даже сходил в церковь, чтобы поговорить со служителями, что они думают по этому поводу. Вердикт был очевиден - приходить в церковь, к бабулькам ездить перестать. Вот только была одна проблема... Моя когда-то любящая церкви жена категорически не могла в них находиться. Хватало ее буквально на несколько минут, после чего она с психом оттуда выходила, едва не отталкивая меня в сторону. Весьма показательный момент, не правда ли? Но всем нам присущ скептицизм и отрицание. Да и проще так.

Окночательно скептик во умер (хотя я действительно верил жене на слово обо всем, что она чувствует) одной прекрасной(нет) ночью. У жены и раньше были ночные кошмары, которые совпрвождались криками, но в эту ночь я проснулся от совершенно чужого голоса. Голоса, которым говорила моя жена. Это было что-то вроде диалога. Она бесконечно повторяла "хватит", а "он" что-то невнятное. В недоумении я начал пытаться разбудить жену, которая продолжала кричать "хватит" и в этот момент крик прекратился, лицо жены расплылось, точнее растянулось в жуткой улыбке, как в кино, ей богу, и раздался очень неприятный ехидный смех. Смех был не жены. Она смеется заливисто. Здесь был мужской басоватый ехидный смех. В купе с визуальной картинкой этой улыбки - зрелище не для слабовнервных, скажу я вам. В ту же скунду все затихло, а я мог только смотреть на нее и молчать. Когда она начала сильно кашлять ( в тот момент она в очередной раз болела) я таки пришел в себя и смог ее разбудить. Ничего о произошедшем говорить я не стал и просто сказал, что она сильно кашляла во сне, поэтому я забеспокоился. 

Кое-как уснув, я проснулся спустя минут 30, не больше, от одной мысли - дико хотелось убрать ножи. Все ножи в кухне. Как сказала бабушка потом - когда работают силы снизу, сверху тоже не отдыхают. Но нам не свойственно прислушиваться к себе. Отбросив эту мысль я уснул снова. Естественно, о крепком сне в ту ночь речи не шло, поэтому когда жена начала вставать с постели, я подскочил тоже. Дважды окликнув ее, но не получив ответа и поняв, что дверь в туалет не открывалась и не закрывалась я пошел за ней следом. Тут меня ждала жуткая картина. Наверное самая жуткая, что мне довелось видеть. Она стояла в темноте на кухни с закрытыми глазами и отчаянно резала ножем себе руки. По венам. Благо поперек, а не вдоль, и нож ей попался самый тупой из всех, что у нас были. Он лежал в раковине с вечера на самом верзу горы посуды. С криком "ты что, офонарела?!" я в одном прыжке долетел до нее и выбил нож из рук, после чего она лишь молча начала падать на пол. Поймать я ее успел, поэтому от удара она не очнулась. Вены на руках были исцарапаны, но не порезаны. В себя она пришла спустя пару минут. В глазах был ужас и непонимание, почему она на полу кухни. Да и о том, что она делала тоже не помнила. Только вернувшись в спальню она почувствовала боль на руках и обратила на них внимание. Естественно, случилась истерика. Благо с ними я уже научился справляться. На утро она уехала вновь на прием. Бубу Тамару (ту самую целительницу) история о произошедшем совсем не удивила. Даже наоборот. Только вот нам становилось все хуже и хуже, ведь нужно было продолжать ходить на работу, жить обычной жизнью, что давалось все сложнее и сложнее. Мы стали спать с закрытой на замок дверью, чтобы я мог контролировать любые перемещения жены. Утром она стала вставать одновременно со мной, хотя могла себе позволить спать дольше. Про дневной сон тоже пришлось забыть, когда я на работе. Но и это не всегда помогает, как выяснилось позже...

 

продолжение в следующем посте.


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти